ВРЕМЕННАЯ ПЕРЕДЕРЖКА

За последний месяц число бездомных собак на улицах Калининграда значительно уменьшилось. Завсегдатаи газонов у торгового центра “Европа” — упитанные псы с яркими желтыми бирками на ушах — из центра города тоже исчезли. Перед чемпионатом мира по футболу власти решили не шокировать туристов и “зачистить” город от четвероногих беспризорников. Для этих целей организации “Право на жизнь”, занимающейся отловом и стерилизацией бездомных собак, было выделено дополнительное помещение для временной передержки безнадзорных животных.

Площадка для содержания бездомных собак была организована на базе бывшей печально известной муниципальной “Службы защиты животных” на ул. Дзержинского. Общая площадь территории достигает почти 1 га — это гораздо больше, чем размеры базы “Право на жизнь” в поселке Славянское. Передержка на Дзержинского рассчитана на 350 мест (в Славянском одновременно можно разместить не более 150 животных). Первые 15 “постояльцев” приехали сюда 6 мая. На сегодняшний день здесь находится 150 собак.

Чем дальше приют, тем меньше процент пристроя

Несмотря на очевидные преимущества площадки, пока что большую часть работы в рамках программы “Отлов — стерилизация — возврат” (ОСВ) “Право на жизнь” осуществляет в Славянском: там удобнее оказывать медицинскую помощь и проводить операции. База на Дзержинского выполняет роль передержки: здесь собаки живут, за ними ухаживают, их пристраивают. По мнению заместителя председателя правления организации “Право на жизнь” Екатерины Ублинской, зачастую расположение приюта играет решающую роль в судьбе животных: люди охотнее едут в приют, который находится в городе, ведь сюда можно добраться на автобусе (до приюта в Славянском от автобусной остановки нужно идти пешком 3 километра). За пару месяцев работы площадки в новый дом отправились 24 собаки. Это очень высокий результат. “Очень большую роль играет место. Сейчас всё равно много кто животными занимается, и можно приехать посмотреть их в разные поселки. Но чем дальше приют находится от города, тем процент пристроя у них меньше. Зачем ехать далеко, когда можно приехать близко?”, — объясняет логику посетителей Екатерина Ублинская. Буквально на днях одну из собак — черную восточноевропейскую овчарку Земфиру — забрали на службу в одно из региональных силовых ведомств. В новый дом уехал и пушистый коротколапый пёс по имени Мистер Пух.

Породистые собаки в приюте не редкость. Недавно здесь появился лабрадор-отказник. “Сказали — аллергия. Но я так понимаю, просто собака гиперактивная, и они не справляются. Люди заводят животных и зачастую не думают, что вот из этого кутька, который просто ест, спит и какает, вырастет потом “конь” весом в 40-50 кг с кучей энергии, который разнесет полквартиры, потому что с ним мало гуляют”, — вздыхает Екатерина Ублинская. В Славянском нового хозяина ждут две овчарки и лайка. Очень часто выбрасывают и старых собак: люди берут животное для охраны, а когда оно больше не может выполнять свои функции, от него попросту избавляются.

В центре содержания на Дзержинского в две смены трудятся 2 администратора и 4 хозяйственных работника. “В этой сфере нельзя работать и не любить животных. Люди просто пришли со своим желанием помогать. Для хозработников это не основная работа, для них это хобби. Потому что платить большую зарплату мы, к сожалению, пока не имеем возможности. Люди получают небольшое вознаграждение за свою помощь и усердие”, — рассказывает Ублинская. Работать в приюте тяжело как физически, так и морально. Сотрудник должен не только убирать вольеры и насыпать корм. Часто работнику приходится выполнять роли и кинолога, и зоопсихолога: не все собаки социально адаптированы, есть дикие и психологически травмированные животные, к ним нужно найти подход. Собака может сбежать — тогда ее необходимо поймать и вернуть в вольер. Также бывает, что животные конфликтуют, и в таких случаях приходится их разнимать.

“Есть моменты, что люди не всегда знают, как себя правильно вести, что сделать. Поэтому я приезжаю, чтобы подсказать, где-то помочь. Сейчас, например, у нас собаки есть, у которых сопли появились: надо делать уколы. Я постоянно нахожусь то здесь, то в Славянском. Сотрудники не всегда могут справиться, поэтому приезжаю на помощь. Я спокойно ухожу на выходные, но всегда — на телефоне, потому что мало ли какая ситуация сложится”, — добавляет Екатерина Ублинская.

50 рублей на собаку

Выделенные на содержание собак 1,8 млн руб — сумма довольно скромная. Согласно условиям контракта, в сутки содержание одной собаки в центре на Дзержинском обходится в сумму около 54 рублей. Заместитель председателя “Право на жизнь” признается, что контракт “не совсем выгодный” для организации: приходится сильно экономить, перенаправлять средства из суммы, выделенной на программу ОСВ в феврале. “Мы вышли на этот контракт, потому что в любом случае, при любом раскладе кто бы ни выиграл контракт на содержание, ловили бы собак мы. И мы несем ответственность за этих животных, которых мы забираем. Поэтому мы не могли отказаться”, — объясняет Ублинская.

За месяц собака среднего размера съедает 15 кг корма. Один такой мешок со всеми скидками для организации стоит 1 тыс. руб. Дополнительные траты — коммунальные платежи, зарплата сотрудников, лечение животных. “Молодняк весь надо привить — 350-360 руб. прививка стоит. Те же самые левомицетиновые капли, обработка блох, антигельминтные препараты… Когда одна собака — это немного, когда много собак — уже большая сумма”, — говорит заместитель председателя, отмечая, что в идеале на содержание одного животного необходимо 130 руб. в день без учета лечения.

“В подвешенном состоянии”

По условиям контракта “Право на жизнь” может пользоваться территорией бывшей “Службы защиты животных” до 16 июля. Что будет дальше — пока неизвестно. “Мы активно занимаемся этим вопросом. Пока всё в подвешенном состоянии, но вроде как положительно. Потому что в любом случае должен быть какой-то “приемник-распределитель”, куда поступают собаки”, — считает Екатерина Ублинская.

Если бы власти передали данный объект в пользование организации, это решило бы множество проблем. Так, использование данной территории позволило бы “разгрузить” пункт в Славянском: сейчас приют максимально переполнен. Там находится более 300 животных, при этом собаки продолжают прибывать: отлов не прекращается, в среднем туда ежедневно привозят 10 особей. Отловленные в Калининграде собаки, не прошедшие программу ОСВ, сначала отправляются в Славянское, там их оперируют, обрабатывают и уже по истечении послеоперационной передержки перевозят на Дзержинского.

“В Славянском еще надо работать и работать над оптимизацией и содержанием. Мы планируем построить еще уличные вольеры, они лежат разобранные — я осенью покупала по дешевке. Думаю, что попозже мы поставим еще 7 вольеров. Места там, конечно, маловато всё равно. Здесь большая территория — почти гектар земли, можно и площадку для выгула и, при желании, дрессировочную площадку и детскую площадку (на “воскресники” люди часто приезжают с детьми) обустроить. А там просто здание и территория под эксплуатацию здания”, — рассказывает заместитель председателя.

В Славянском есть два ветеринарных врача и всего один хозяйственный работник. Для 300 собак это ситуация катастрофическая. Проблема заключается в расположении приюта: никто не хочет ехать работать так далеко.

“Если бы нам территорию на Дзержинского передали, то мы бы всю рабочую базу сюда привезли и большую часть животных. Славянское было бы просто частным приютом, где сидят собачки на пристрой, а здесь была бы вся работа, ветеринарный кабинет бы сюда переехал”, — рассуждает Екатерина Ублинская.

Обратно на улицы

Собак, пойманных в Калининграде и прибрежных зонах, в прежнюю среду обитания сейчас не выпускают. Возвращаются на старое место только животные из восточной части области.

По мнению Екатерины Ублинской, собаки не должны находиться на улицах города, однако пока нет возможности содержать где-то всех выброшенных людьми животных. “Когда мы начинали работать, для меня был очень трудный такой момент, когда ты привозишь собак в прежнюю среду обитания, открываешь машину — всё, она должна идти, а она не хочет идти. Ты ее выкидываешь из багажника, а она залезает в салон. Вот эти моменты для меня вообще просто… Но я понимала, что мы физически не имеем возможности их всех оставить в приюте до поиска хозяев, потому что всё равно бездомных животных гораздо больше, чем свободных рук на них. Но, дай бог, принятие федерального закона сократит это количество”, — добавляет она.

Изначально для содержания собак на время чемпионата планировалось задействовать и частные приюты, однако места на бывшей базе “Службы защиты животных” оказалось достаточно. После 16 июля все животные, которых не удалось пристроить за время содержания в приюте, будут возвращены в прежнюю среду обитания. “Администрации собаки что с бирками, что без — не нужны. Это факт. Чтобы переломить ситуацию и люди начали понимать, что пока животные бездомные есть на улицах, мы тоже должны приспособиться жить с ними, должен пройти не один год”, — считает Екатерина Ублинская.

Что касается эвтаназии собак, то ее применяют лишь в исключительных случаях. “Для властей основная задача — это сократить возврат животных в прежнюю среду. А как мы это будем делать — путем эвтаназии или путем пристроя, или путем оставления этих животных в приютах — это уже на наше усмотрение. И так выжимаем максимум, фильтруем выпуск собак”, — говорит заместитель председателя “Право на жизнь” .

Культура общения

Основная масса животных, попадающих в приют, абсолютно адекватна. Практически во всех случаях собачью агрессию можно оправдать. “С людьми всё гораздо сложнее”, — добавляет Екатерина Ублинская. В большинстве конфликтных ситуаций вспышки агрессии были зафиксированы именно у домашних собак. “Был недавно случай: в Советске на мукомольный завод пришла кавказская овчарка и никого не пускала. Волонтеры везде объявления развесили. Пришел хозяин. Три дня собаки не было, а потом он пришел, собаку свою забрал — и всё нормально, никто ни в чем не виноват, никакой ответственности”, — недоумевает Екатерина. По ее мнению, в обществе должна быть развита культура общения с животными: нужно уметь контактировать с собаками и при взаимодействии всегда проводить параллель с человеческим отношениями.

“Какому бы человеку понравилось, если бы ты подошел и взял его за ухо? Какая последовала бы реакция? То же самое и собака: одна взвизгнет и испугается, другая возьмет и укусит. Это отношения в коллективе. Если ты видишь толпу подростков, что лучше? Перейти на ту сторону, избежать столкновения. Всё абсолютно одинаково. Соглашусь со словами врача нашей БСМП, который сказал: “В 90 % покусов виноваты сами люди, они провоцируют животных”. Только как это до людей донести, когда человек уже повесил себе на голову корону и считает, что он во главе всего? Да, возможно, городская среда — это не место существования безнадзорных животных. Но на сегодняшний день они есть, и мы должны приспосабливаться к проживанию вместе с ними”, — считает Екатерина Ублинская.

24 мая текущего года на заседании Облдумы во втором чтении были приняты поправки в закон об организации мероприятий по отлову и содержанию безнадзорных животных. Депутаты проголосовали за перенос срока вступления в действие закона, предусматривающего запрет на возврат бездомных животных в естественную среду обитания, с 1 января 2018 года на 1 января 2019 года. Напомним, в октябре 2017 года прокуратура выдвинула протест против выпуска животных в прежнюю среду обитания. Как выяснилось, возврат особи не предусмотрен федеральным законодательством. Депутаты были вынуждены поддержать позицию Верховного суда. Проект федерального зоозащитного закона, который, в числе прочего, позволит возвращать собак в место их обитания, до сих пор находится на рассмотрении в Госдуме.

Текст: Марина Кошечкина

Фото: Юлия Власова

http://kaliningrad.bezformata.ru/listnews/vremennaya-perederzhka/67837059/