В ПОНЕДЕЛЬНИК НА ДЕЖУРСТВО

Как обычно, собрались неравнодушные… Чистили, мыли, кормили, гуляли, британские ветврачи Венимин и Эмма лечили…

Валя и Ирина чистили вольер, где содержатся четыре собаки. Я заметила небольшую, мордочкой похожую на ротвейлера, чепрачную девочку, пугливо глядящую исподлобья.

— Валюш, дай мне эту забитую, — прошу я.

— Да ее вот эта вредина прессует, — указала она на рыжую собачонку ничуть не больше мною выбранной, — постоянно ее кусает и гоняет.

На девочку надели ошейник с поводком и вывели мне. Оказалась она довольно умненькой и сообразительной. Спокойно шла на поводке, не дергаясь в разные стороны, как это делают многие из постояльцев приюта. Значит, когда-то водили гулять. За периметром приюта, по трассе, шла, не боясь проезжающих машин и лающих хозяйских собак. Но на меня поглядывала с опаской. Взгляд мне знакомый. Так же месяца четыре назад смотрел на меня мой пес, который в приюте провел полтора года.

Выпустила свою попутчицу на длинный поводок.

— Ко мне, — позвала я, и собака вернулась ко мне.

— Рядом, — и она встала справа, покосившись на меня.

Через сорок минут прогулки она немного расслабилась. В приюте я подошла к Вениамину.

— Посмотрите, сколько ей лет?

Оказалось, что ей не больше двух. За это время она пережила немало тяжелого. В приюте собачка уже месяца два, стерилизована и вакцинирована против бешенства. И теперь в своем вольере смотрит с надеждой на всех проходящих: «А вдруг это он, мой человек?!»

Девочка адекватная, спокойная, умная, хорошая поддается воспитанию, ей требуется любовь, забота и терпение. И она отплатит вам своей верностью и лаской.

К концу дня в постоянно лающем приюте воцарилась потрясающая тишина. Все сыты и довольны.